Дорогие друзья, продолжаем публиковать работы, занявшие призовые места в рамках нашего общественного проекта “ОНИ ВИДЕЛИ ВОЙНУ”

Новости

Дорогой читатель, я расскажу тебе о военной жизни моей семьи.

Всё изложенное ниже мне рассказала моя прабабушка Елена Никитична и её дочь. Прабабушка всегда плакала, повествуя о том времени, много плакала.

Считаю долгом поделиться её тяжёлым детством, ведь мы учимся на опыте наших предков.

Наступил 1941. Семья из трёх детей, двоих родителей и бабушки жила в деревне Грачёвка под Орлом. У них был скот, огород — они сами содержали себя. Но война внесла коррективы в их мирное существование и отняла самое дорогое — человеческие жизни.

Прабабушка не помнила точное время каждого события, но передавала ужас и жестокость на примере быта детально.

Сёстры 6, 13 лет и старший брат — дети. Война застала их юными. Страх руководил разумом и чувствами, до остального не было дела: прадедушка в 1941 специально, чтобы не поймали немцы и не отправили в Германию переодевался в женщину и прятался у знакомого под полом. Тогда молодых парней силой забирали и увозили на органы и в концлагеря. Но долго скрываться у него не получилось, и по в восемнадцать лет прадеда забрали на фронт. В семье стало на одного меньше и к страху добавились разрывающие грудь переживаниями за парня.

Война как сильная буря мчалась и подчиняла себе всё вокруг. Немцы шли на Москву. Орловская область стала их перевалочным пунктом. Они оккупировали территорию на три месяца. Это было время ужаса, жёсткости и издевательств. Немецкие командиры расселяли солдат в дома местных жителей. Таким образом в доме прабабушки оказалось три немца. Они дразнили детей, кидались в них фантиками, жестоко обращались со взрослыми. Самое страшное воспоминание- это смерть бабушки — мамы отца. Старая больная женщина лежала на печи и стонала. Немцы обозлились за это на неё и приказали вывести женщину из дома. Зима, мороз. Бабушка заболела и погибла.

Но один немец был добрый и кормил детей конфетами — об этом мне напомнила моя бабушка. Немецкий солдат говорил, что они не хотели воевать — это все фюрер.

Прабабушка мне много рассказывала об их питании, точнее об его отсутствии. Невспаханные поля быстро заросли, часть скота умерло, часть зарубили немцы. Еды с каждым днём становилось меньше — спасались картофельными очистками. Голод. Мама варила суп из лебеды, а дети ночью под обстрелами, под грохот разрывающихся снарядов капали горох. Ребятня рисковала жизнью, но голод сильнее страха. Девяносто суток — время, когда каждый день мог стать последним. Днём тряслись и молились, чтобы выжить, а в темноте бегали на гороховые поля добывать съедобные крохи.

Прабабушкина сестра и мама помогали фронтовым тем, что вязали носки.

Каждый день войны походил на предыдущий: было страшно и голодно.

Время шло и к концу войны не стало прабабушкиного брата: он геройски погиб под Польшей в 1945 году. Семья потеряла защитника и в составе уже из четырёх человек направлена в Сибирь. В 1946, завербованных, их отправили в город Бодайбо. Рядом тюрьмы, толпы сбежавших заключённых и снова голод…

Отсутствие еды прервалась только по приезде на Сахалин — бабушка вспоминала прибытие и жизнь на острове, как лучшее время. «Вот тогда мы наедались вдоволь», — говорила она — «Тонны рыбы, крупы».

Начинали жизнь с чистого листа.

Соловьева Алина. Студент ВГУЭС.

Вход в личный кабинет

+7

Бесплатная регистрация на сайте

+7

Отправляя данные формы, вы даете согласие с условиями и правилами обработки и хранения моих персональных данных.

Восстановление пароля

+7

Подтверждение

На номер был отправлен пароль для входа.

Не пришел пароль? Отправить повторно вы сможете через .

2021-06-25T03:50:04+00:00 24.06.2021|Новости|

Оставить комментарий